Человек и Время: Любищев А.А. Часть 2.

Как долго и как часто можно вести хронометраж В истории есть пример – 56 лет, ежедневно. Российский ученый  Александр Александрович Любищев с 1916 года по 1972-й, по день смерти, записывал расход своего времени. За прожитую жизнь у Любищева сложилась своя система учета времени, его распределения. Как формировалась эта система, что она дала ученому – давайте узнаем. Сделать это стало возможным именно благодаря ежедневным записям ученого, его кропотливому и дотошному труду. Сохранились практически все записи его жизни, богатое наследие для потомков, желающих прожить насыщенную жизнь и сделать отношения со временем гармоничными.
Изучать записи Любищева, его систему хронометража – занятие не для слабонервных. Может показаться делом скучным и порой бессмысленным. Но когда знаешь, какая жизнь стоит за этими сухими цифрами, то отношение к ним меняется кардинально.
Итак, система учета времени была создана Любищевым ради другой, более высокой цели – создания системы живых организмов. Мечта, для реализации которой нужно было больше времени и больше возможностей, чем отведено среднестатистическому человеку. Все это и подвигло ученого к строгому анализу своих временных затрат.
Прежде всего, Любищев разделил свое рабочее время, нет, вернее свои рабочие дела, на основные и дополнительные. В хронометраже особенно четко учитывались затраты на основную работу, с точностью до пяти минут отмечалось время ее начала и окончания.
«Часто люди говорят, что они работают по 14-15 часов. Может быть, такие люди существуют, но мне не удавалось столько проработать с учетом времени нетто. Рекорд продолжительности моей научной работы 11 часов 30 мин. Обычно я бываю доволен, когда проработаю нетто — 7-8 часов. Самый рекордный месяц у меня был в июле 1937 года, когда я за один месяц проработал 316 часов, то есть в среднем по 7 часов нетто. Если время нетто перевести во время брутто, то надо прибавить процентов 25-30. Постепенно я совершенствовал свой учет и в конце концов пришел к той системе, которая имеется сейчас…
Естественно, что каждый человек должен спать каждый день, должен есть, то есть он тратит время на стандартное времяпрепровождение. Опыт работы показывает, что примерно 12-13 часов брутто можно использовать на нестандартные способы времяпрепровождения: на работу служебную, работу научную, работу общественную, на развлечения и т. д.»*
Анализ затрат времени сразу же показал, что работать по 14-15 часов в сутки невозможно, неэффективно. Нужно было искать новые способы увеличения ресурсов времени, понимая, что фактическое время не «растягивается», что минут в сутках не станет больше, чем есть.
Было найдено два основных пути решения: распределение времени (работы) в течение дня и дополнительные резервы времени – Любищев называл их «отбросами» времени. Нам они более известны под названием поглотители времени или хронофаги.
Распределение времени в течение дня. Первое, что учитывалось – соответствие времени работе по степени значимости (тратить время на главное!). Поэтому работы были поделены на категории: первая категория состояла из главной работы (над книгой, исследованием) и текущей (чтение литературы, заметки, письма). Вторая категория включала научные доклады, лекции, симпозиумы, чтение художественной литературы — то есть то, что не являлось прямой научной работой.
Деятельное время суток, «нетто», он принял за десять часов; делил его на три части, или шесть половинок, и учитывал с точностью до десяти минут.
Небольшой пример из учета временных затрат Любищева:
«Ульяновск. 7.4.1964. Систем, энтомология: (два рисунка неизвестных видов Псиллиолес) — 3 ч. 15 м. Определение Псиллиолес — 20 м. (1,0).
Дополнительные работы: письмо Славе — 2 ч. 45м. (0,5). Общественные работы: заседание группы защиты растений — 2 ч. 25 м.
Отдых: письмо Игорю — 10 м.; Ульяновская правда — Юм. Лев Толстой «Севастопольские рассказы» — 1 ч. 25 м.
Всего основной работы — 6 ч. 20 м.».*
«Ульяновск. 8.4.1964. Систематическая энтомология: определение Псиллиолес, конец — 2 ч. 20 м. Начало сводки о Псиллиолес — 1 ч. 05 м. (1,0).
Дополнительные работы: письмо Давыдовой и Бляхеру, шесть стр. — 3 ч. 20 м. (1,0). Передвижение — 0,5.
Отдых: брился. Ульяновская правда — 15 м. Известия — 10 м. Литгазета — 20 м.; А. Толстой «Упырь» — 65 стр. — 1 ч. 30 м. Слушал «Царскую невесту». Римский-Корсаков.
Всего основной работы — 6 ч. 45 м.».*
*«Эта странная жизнь», Даниил Гранин, 1986 г.
В следующей статье рассмотрим, как распределялись затраты в течение дня, как были организованы отдых и чтение, какими правилами пользовался Любищев помимо ведения хронометража и как анализировал данные, полученные во время ежедневного учета времени.
Как долго и как часто можно вести хронометраж В истории есть пример – 56 лет, ежедневно. Российский ученый  Александр Александрович Любищев с 1916 года по 1972-й, по день смерти, записывал расход своего времени. За прожитую жизнь у Любищева сложилась своя система учета времени, его распределения. Как формировалась эта система, что она дала ученому – давайте узнаем. Сделать это стало возможным именно благодаря ежедневным записям ученого, его кропотливому и дотошному труду. Сохранились практически все записи его жизни, богатое наследие для потомков, желающих прожить насыщенную жизнь и сделать отношения со временем гармоничными.
Изучать записи Любищева, его систему хронометража – занятие не для слабонервных. Может показаться делом скучным и порой бессмысленным. Но когда знаешь, какая жизнь стоит за этими сухими цифрами, то отношение к ним меняется кардинально.
Итак, система учета времени была создана Любищевым ради другой, более высокой цели – создания системы живых организмов. Мечта, для реализации которой нужно было больше времени и больше возможностей, чем отведено среднестатистическому человеку. Все это и подвигло ученого к строгому анализу своих временных затрат.
Прежде всего, Любищев разделил свое рабочее время, нет, вернее свои рабочие дела, на основные и дополнительные. В хронометраже особенно четко учитывались затраты на основную работу, с точностью до пяти минут отмечалось время ее начала и окончания.
«Часто люди говорят, что они работают по 14-15 часов. Может быть, такие люди существуют, но мне не удавалось столько проработать с учетом времени нетто. Рекорд продолжительности моей научной работы 11 часов 30 мин. Обычно я бываю доволен, когда проработаю нетто — 7-8 часов. Самый рекордный месяц у меня был в июле 1937 года, когда я за один месяц проработал 316 часов, то есть в среднем по 7 часов нетто. Если время нетто перевести во время брутто, то надо прибавить процентов 25-30. Постепенно я совершенствовал свой учет и в конце концов пришел к той системе, которая имеется сейчас…
Естественно, что каждый человек должен спать каждый день, должен есть, то есть он тратит время на стандартное времяпрепровождение. Опыт работы показывает, что примерно 12-13 часов брутто можно использовать на нестандартные способы времяпрепровождения: на работу служебную, работу научную, работу общественную, на развлечения и т. д.»*
Анализ затрат времени сразу же показал, что работать по 14-15 часов в сутки невозможно, неэффективно. Нужно было искать новые способы увеличения ресурсов времени, понимая, что фактическое время не «растягивается», что минут в сутках не станет больше, чем есть.
Было найдено два основных пути решения: распределение времени (работы) в течение дня и дополнительные резервы времени – Любищев называл их «отбросами» времени. Нам они более известны под названием поглотители времени или хронофаги.
Распределение времени в течение дня. Первое, что учитывалось – соответствие времени работе по степени значимости (тратить время на главное!). Поэтому работы были поделены на категории: первая категория состояла из главной работы (над книгой, исследованием) и текущей (чтение литературы, заметки, письма). Вторая категория включала научные доклады, лекции, симпозиумы, чтение художественной литературы — то есть то, что не являлось прямой научной работой.
Деятельное время суток, «нетто», он принял за десять часов; делил его на три части, или шесть половинок, и учитывал с точностью до десяти минут.Небольшой пример из учета временных затрат Любищева:«Ульяновск. 7.4.1964. Систем, энтомология: (два рисунка неизвестных видов Псиллиолес) — 3 ч. 15 м. Определение Псиллиолес — 20 м. (1,0).
Дополнительные работы: письмо Славе — 2 ч. 45м. (0,5). Общественные работы: заседание группы защиты растений — 2 ч. 25 м.
Отдых: письмо Игорю — 10 м.; Ульяновская правда — Юм. Лев Толстой «Севастопольские рассказы» — 1 ч. 25 м.Всего основной работы — 6 ч. 20 м.».*«Ульяновск. 8.4.1964. Систематическая энтомология: определение Псиллиолес, конец — 2 ч. 20 м. Начало сводки о Псиллиолес — 1 ч. 05 м. (1,0).
Дополнительные работы: письмо Давыдовой и Бляхеру, шесть стр. — 3 ч. 20 м. (1,0). Передвижение — 0,5.
Отдых: брился. Ульяновская правда — 15 м. Известия — 10 м. Литгазета — 20 м.; А. Толстой «Упырь» — 65 стр. — 1 ч. 30 м. Слушал «Царскую невесту». Римский-Корсаков.Всего основной работы — 6 ч. 45 м.».**«Эта странная жизнь», Даниил Гранин, 1986 г.
В следующей статье рассмотрим, как распределялись затраты в течение дня, как были организованы отдых и чтение, какими правилами пользовался Любищев помимо ведения хронометража и как анализировал данные, полученные во время ежедневного учета времени.

Комментарии запрещены.